Loading...
You are here:  Home  >  Блогосфера  >  Текущая статья

Полтора века назад Уфа славилась пристанью, непроходимой грязью и страстью к музыке

Автор   /  09.06.2012  /  No Comments

Уфа 19 век, художник Саврасов.

Уфа 19 век, художник Саврасов.

Такой ее описал местный краевед в очерке для столичного журнала. «Уфа наша, — писал Руф Игнатьев, — старинный город, по истории существовавший уже в 1586 году, а по преданию здешних башкир — с XIV века, когда здесь, будто бы, жили ногайские ханы, подвластные сначала золотой орде, а потом царству казанскому, и откочевавшие отсюда, в лице последнего ногайского хана, на реку Кубань, в XV веке. В четырёх верстах от нынешней Уфы существует так называемое Чортово, или Татарское Городище; здесь-то, говорят, и жили ханы. Уфа представляет собою полуостров; она окружена реками Уфою и Белою, да ещё небольшая речка Сутолка отделяет старый город или старую Уфу, времён XVI века, от нового города или новой Уфы, возникшей недалее, как в двадцатых годах.

Старый город составляет теперь как-бы предместье: все казённые места, промышленность, зажиточные из жителей, с двадцатых годов находятся в новой Уфе, в старой же живёт самое бедное население — мещане, наиболее из мухаммедан, и мелкое чиновничество. Старая Уфа, расположенная по местам гористым и обрывистым, в наружности своей ничего не имеет городского: бедные сельские домики, чрезмерно узкие и неправильные улицы и деревянная, бедная, старая церковь св. Сергия Радонежского. Весною и осенью, благодаря чернозёмному грунту и потоку с гор, грязь здесь непроходимая; то же самое и в новой Уфе; но здесь уже начальство приняло свои меры к устройству мостовых, более шосейных, и тротуаров. В этом случае прилагали большое усердие начальники губернии Н.В. Балкашин, Е.И. Барановский и нынешний губернатор, Г.С. Аксаков. Уфа разбросана на значительном пространстве — здесь любят строиться широко; обширные дворы, огороды и сады — принадлежность каждого дома.

Издали, если смотреть на город с Чортова Городища, или от казанской дороги, он кажется очень большим, населённым по крайней мере, полсотнею тысяч жителей, когда их нет и семнадцати. Летом Уфа буквально утопает в зелени садов. Лучшая из улиц зовётся «казанскою»; она идёт от казанского тракта или въезда в город, до гостинодворской площади, тоже очень красивой. На казанской улице все лучшие дома, магазины; она служит местом гулянья; её зовут здешние жители своим «невским»; здесь же, кстати, есть и церковь св. Спаса, построенная по образцу с.-петербургского казанского собора — конечно, значительно уменьшенному.

Уфа улучшается год от году; здесь много есть хороших домов и церквей, последних числом четырнадцать. Замечательны, по архитектуре, Воскресенский собор, с огромною перед ним площадью, церковь св. Александра Невского, заложенная лично императором Александром I, в бытность его в Уфе, в 1824 году, и древняя церковь Троицы, при которой схоронен известный в истории думный дьяк Афанасий Иванович Власьев, бывший в Уфе воеводою во времена Василия Шуйского; под колокольнею церкви был застенок, где содержался, между прочим, сообщник Пугачёва — Чика.

В Уфе много ещё остатков от старины, и особенно от слишком здесь памятной пугачёвщины; не сохранилось только древнего кремля или детинца, бывшего на берегу реки Белой: он сгорел (кремль этот был деревянный) в 1759 году. В промышленном отношении, Уфа славится своею пристанью при р. Белой; сюда из разных мест оренбургской губернии идут, водою и сухопутьем, для сплава, чрез уфимскую пристань в Казань и внутренние губернии, произведения здешнего края: хлеб, лес, железо, медь, сырые и выделан¬ные кожи, сало, а также азиатские товары, из которых главные хлопок, шёлк, шелковые и бумажные ткани, получаемые здесь во время летней азиатской мены в Оренбурге и Троицке.

Учреждение, в 1859 году, пароходства по р. Белой было величайшим благодеянием для края; теперь вся промышленность быстро подвинулась, чрез действительное сближение нашего края с внутренними губерниями, хотя на время навигации, чего никак не могло быть при прежнем судоходстве. Теперь, каждогодно буксирные пароходы, ходящие из Уфы до Казани и из Казани до Уфы, принимают неменее 250 ООО пудов клади, и почти такое же количество по весу доставляют сюда разных товаров, и проч., доставляемых сюда единственно из внутренней России. Уфимский и ближайшие к нему уезды — бирский, стерлитамакский и белебеевский, изобильны хлебом и лесом; здесь также развит горный, поташный и кожевенный промыслы; один Стерлигпамак отправляет во внутренние губернии, на мензелинскую и ирбитскую ярмарки, разного сорта кож более, чем на 200 000 руб. в год.

Итак, Уфа — единственный пункт сношений края с внутреннею Россиею, слишком важный для нижегородской ярмарки. Еслиб в оренбургском крае основалось пароходство, кроме р. Белой, по другим судоходным рекам, в особенности по Уралу, еслиб значительно улучшились пути сообщения, то время и хорошие деятели высоко поставили бы оренбургский край и в промышленном отношении, и во всём остальном, а Уфа была бы ещё более важным центральным пунктом сбыта произведений края. Не говорим уже о далёкой будущности, но если б те же самые буксирные пароходы, теперь ходящие из Казани только до Уфы, доходили бы, по той же р. Белой, до городов Стерлитамака и Бирска, известных по своим пристаням, то и эти города, с их округами, не были бы затрудняемы доставкою своих произведений в Уфу теперешним сухопутным сообщением или на судах и барках всё ещё старого рутинного устройства.

Торговля самой Уфы, впрочем, весьма незначительна; между здешним купечеством мы мало видим капиталистов. В Уфе бывает двухнедельная ярмарка, которая начинается с 26-го января, и ограничивается съездом сюда только окрестных жителей; даже купечество на этой ярмарке торгует своё же, уфимское, или ближайших к Уфе городов — Оренбурга, Стерлитамака, Бирска. Для ярмарки отведено особое место, близ гостиного двора, на площади дворянского собрания. По словам торговцев, на здешнюю ярмарку, до сих пор, обыкновенно привозится товаров тысяч на семьдесят, а продаётся на 40 и 50 тысяч руб.

Покуда в Уфе жизнь ещё недорога, в сравнении с другими городами, даже с Оренбургом, где на всё такие высокие цены, и на квартиры, и на жизненные припасы, в особенности на дрова, которых сажень стоит 15 и более рублей, в Уфе же всё это гораздо доступнее, и лучший дом в городе можно нанять за 300 рублей в год, и даже менее этого; сажень берёзовых дров стоит 3 и 3 р. 50 к.; а лет десять тому можно было иметь и за 1 рубль. Прежде, бывало, даже люди хозяйственные не покупали саженями, а нанимали подёньшиков рубить лес, и это называлось «платою с топора». Лес считали ни за что; но теперь и здесь уже дорожат им всё более год от году; леса и здесь начали истребляться, особенно с увеличением числа горных, винокуренных и поташных заводов, в местах, изобильных лесом.

Из учебных заведений в Уфе существуют губернская гимназия, с уездным и приходским училищами, женское училище первого разряда, семинария, духовные уездное и приходское училища, и детский приют. Прежде были два частные женские пансиона; но они закрылись при учреждении женского училища. В Уфе с успехом было начались воскресные школы, встреченные здесь с неменьшим сочувствием, как и женское училище, так что вскоре после открытия одной нужно было открыть уже другую. Это всего лучше характеризует Уфу, которая, кстати заметить, не из последних когда-то откликнулась на составление комитета по крестьянскому делу, на учреждение школ и публичной библиотеки. Уфа и теперь с благодарностью вспоминает усердного зачинателя всего этого, бывшего губернатора Е.И. Барановского, сделавшегося популярным между нами, конечно, не за одно это, а за всё его, хотя и недолгое, управление губерниею. При строгости к малейшим неисполнениям обязанностей или уклонениям от закона, Е.И. Барановский входил в нужды всех и всякого, был доступен каждому; словом, это был человек «народный». Я и передаю это как общий «народный» говор.

Общественных удовольствий в Уфе немного: клуб и благородные спектакли в пользу бедных; правда, были ещё литературные вечера, но об них давно не слыхать. При клубе есть публичная библиотека, усердно посещаемая здешними жителями, не исключая воспитанников гимназии и семинарии. В прошедшем году в Уфе было более 100 подписчиков на журналы, преимущественно на «Отечественные Записки», «Время», «Современник», «С.-Петербургские и Московские Ведомости», «Северную Пчелу», «Странник» и «Сын Отечества».

В Уфе недавно выстроен деревянный, но красивый театр, очень достаточный для города и снабжённый всем необходимым. В прошедшем году были слухи, что, будто бы, сюда собиралась приехать труппа артистов из Казани; но слухи не подтвердились, и впродолжение зимы, в новом театре дано лишь несколько благородных спектаклей, преимущественно во время выборов.

Летом, с прекращением клубных вечеров, уфимские жители очень любят прогулки по окрестностям, действительно превосходным, каковы село Чесноховка, Богородское, дачи Г-жи Балкашиной, Чортово или Татарское Городище, слобода Нижегородка, Успенский мужской монастырь — прогулки на пароходах или, просто, по берегу реки Белой, начинающиеся тотчас с открытием весны и появлением зелени. При открытии навигации, на уфимской пристани является ряд балаганов, где помещаются лавки, питейные выставки и т. д. Пристань имеет вид какой-то ярмарки.

В мае, именно около 9-го числа, в Уфу приносится из села Берёзовки- камской (бирского уезда) чтимая народом икона Николая- чудотворца; много усердных богомольцев провожает ее от места до Уфы и обратно. В Уфе икона эта гостит целый месяц, носится по всему Городу, почти в каждый дом; целый день на улицах слышны гимны св. Николаю и тянется процессия, предшествуемая белым знаменем с золотыми литерами S. N., а вечером факелами. Икона св. Николая найдена в лесу, на берегу реки Камы, в XVI веке, в то самое время, когда владельцы села Берёзовки — камской, именитые люди Строгановы, сбирались промыслить царство Кучума; живопись иконы древняя и едвали не греческая.

Говоря об общественной жизни Уфы, нельзя умолчать о том, что здесь развита страсть к музыке; едва ли где в другом месте можно найти, например, оркестры любителей,, составленные из чиновников, гимназистов и т. п. Оркестры эти можно слышать на частных вечерах; разумеется, любители играют не за деньги, а именно по любви к искусству. Кроме собственно танцовальной музыки, они исполняют и классические пьесы.

Такова жизнь в далёкой Уфе, в которой простой класс и до сих пор — всё находящееся за Казанью называет ещё, по старой памяти, Россиею. Оканчиваю настоящее письмо, надеясь ещё многое сообщить об Уфе, потому что, действительно, есть много такого, о чём нужно сообщить. Но всё это, полагаю, будет вполне понятно лишь после предварительного знакомства с нашим городом».

Журнал «Голос» (Санкт-Петербург), 2 июня 1863 года
Сергей Орлов ко Дню города Уфы по книге историка Михаила Роднова «Руф Игнатьев». На картине художника Саврасова Уфа 19 века.


Комментарии:

Добавить комментарий

  • Счетчик

    Яндекс.Метрика

Вам также могут понравиться...

йети

Детеныш йети

Подробнее →